ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава

Метод выявления квалифицирующих признаков

поименованных договоров

При разрешении вышеупомянутых коллизий можно предложить использовать последующий метод анализа.

Для начала нужно выявить ту поименованную договорную модель, по отношению к которой следует проводить "дифференциальную квалификацию" заключенного сторонами соглашения. Следует найти, имеется ли посреди поименованных договоров тот, который prima facie настолько близок заключенному сторонами договору, что могут ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава появиться весомые основания полагать наличие воли сторон на заключение конкретно такового поименованного контракта.

Если таковой поименованный контракт найден, появляется необходимость или подтвердить, или опровергнуть данную догадку. Для этого следует выявить его квалифицирующие признаки и сравнить с ними заключенный сторонами контракт, руководствуясь последующим методом телеологического толкования.

Во-1-х ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, нужно узнать, закреплены ли в особых нормах законодательства (с учетом имеющейся судебной практики их внедрения) о соответственном поименованном договоре правила, которым заключенный сторонами контракт противоречит. Если таких правил нет и заключенный контракт соответствует общей дефиниции данного поименованного контракта и клеветает тот же самый предмет контракта, все есть основания считать ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава контракт относящимся к данной поименованной договорной модели.

Во-2-х, если некоторое противоречие выявлено, следует найти природу нормы, по отношению к которой имеет место такое противоречие. А именно, нужно найти, нацелена ли особая норма, которой заключенный контракт противоречит, на закрепление существенных критерий такового рода договоров либо неотклонимых формальностей, нужных для того, чтоб ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава правовая система считала таковой контракт заключенным. При всем этом в случае неоднозначности самой нормы суду при ее истолковании следует оценивать, имеются ли у разумного законодателя весомые основания предъявлять такового рода формальные требования либо ограничивать суды в праве заполнить пробел в договоре. Если да, то такая норма вправду может быть признана ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава властной и не должна считаться квалифицирующей. Соответственно, если других оснований считать контракт непоименованным не найдется и контракт будет соответствовать фактически квалифицирующим признакам данной поименованной модели, то противоречие таковой норме будет в той либо другой форме порочить контракт.

В-3-х, если соответственная особая норма очевидно не нацелена ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава на установление требований к форме сделки, процессу ее заключения либо наименьшему набору ее критерий, нужно узнать, не ориентировано ли включение в законодательное регулирование данной нормы, в противоречие с которой вступает контракт, на ограничение свободы определения содержания уже заключенного контракта данного типа. При тривиальной императивности нормы (к примеру, выражение ее в качестве ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава конкретного запрета) таковой вопрос не появляется. В случае внедрения предписывающей нормы, не оговаривающей прямо законодательный запрет, но при всем этом не устанавливающей прямо право сторон обмолвить другое, у суда могут появиться некие сомнения в ее природе. При всем этом суду стоит найти, имеются ли тривиальные политико-правовые цели, ради которых ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава государству стоит ограничивать конституционный по собственному статусу принцип свободы определения содержания контракта. Если ну и такие цели явны (к примеру, защита слабенькой стороны контракта, интересов третьих лиц либо общественных интересов), то такая норма в итоге телеологического толкования должна быть признана властной. Соответственно, она не носит квалифицирующий нрав ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, а составляет властный правовой режим соответственного контракта. Потому противоречие этой норме не выводит заключенный контракт в ранг непоименованных. При согласовании контракта квалифицирующим признакам данного договорного типа, отраженным в других особых нормах закона либо судебного правотворчества, контракт будет подчинен этой властной норме и соответственно в этой части будет считаться недействительным ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава.

В-4-х, если определенная особая норма, которой заключенный контракт противоречит, не была отнесена ни к одному из вышеуказанных видов, следует узнать, не является ли она диспозитивной. Если диспозитивность прямо выражена в соответственной норме, неувязка не появляется: такая норма не является квалифицирующей. Соответственно, условие контракта, который соответствует квалифицирующим признакам этой договорной модели ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, но противоречит таковой норме, будет иметь ценность перед ней. Сам же контракт, соответственный настоящим квалифицирующим признакам данной договорной модели, будет отнесен конкретно к ней. Если же диспозитивность эксплицитно не зафиксирована, появляются некие трудности. Если исходить из того, что отсутствие в тексте нормы очевидного атрибута диспозитивности (фразы ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава о праве сторон обмолвить другое) никак не значит автоматическое признание нормы властной, то следует допускать возможность ее имплицитной диспозитивности. Соответственно, в ряде всевозможных случаев суду будет нужно избрать меж признанием нормы диспозитивной либо квалифицирующей. Для разрешения этой трудности суду следует временно "запамятовать" об этой норме и найти, не противоречит ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава ли здравому смыслу применение специального законодательного регулирования соответственного поименованного контракта в целом к заключенному сторонами договору. Если большая часть норм, составляющих правовой режим соответственного поименованного контракта исходя из убеждений здравого смысла и целей законодательного регулирования, без особенных заморочек применимо к квалифицируемому договору, то тогда есть довольно весомые основания таковой ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава контракт квалифицировать в качестве поименованного, а спорную норму - в качестве диспозитивной. Ведь в ином случае, как мы дальше покажем, нередко не остается ничего другого, не считая как признать норму квалифицирующей. А это означало бы признание противоречия контракта данной норме в качестве основания для признания его непоименованным и отсечения способности внедрения ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава всего блока особых норм. Применяя "бритву Оккама", мы приходим к выводу, что без наличия суровых политико-правовых оснований сформировывать новые договорные модели не стоит. Диспозитивная квалификация спорной нормы позволяет бросить контракт в рамках данной поименованной договорной модели и не стимулировать ненадобный правовой вакуум.

В-5-х, если отсутствуют убедительные ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава основания считать такую норму властной либо диспозитивной, то имеются весомые основания считать данную норму устанавливающей квалифицирующий признак поименованной договорной модели, а противоречие контракта таковой норме рассматривать как условие признания контракта непоименованным. Но до того как делать таковой вывод, нужно исключить возможность того, что норма, закрепляющая соответственный квалифицирующий признак, допускает расширительное истолкование. В ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава неких случаях такая квалифицирующая норма оказывается выраженной недостаточно емко, и политико-правовые суждения допускают возможность телеологической расширительной интерпретации. Последняя в неких случаях может привести к тому, что заключенный контракт окажется полностью подходящим расширительно интерпретированной квалифицирующей норме и в конечном итоге подпадающим под действие режима данного поименованного контракта. При ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава решении вопроса о необходимости расширительного толкования квалифицирующей нормы возможно окажется полезным вышеприведенный прием мысленного сравнения специального законодательного режима данного поименованного контракта с заключенным сторонами контрактом, который хотя и не укладывается в буквальное значение соответственной квалифицирующей нормы, но может быть признан относящимся к категории данного поименованного контракта при ее ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава расширительной интерпретации. Если выяснится, что подавляющая часть норм специального режима данной поименованной договорной модели полностью применима к такому договору, это должно свидетельствовать в пользу расширительного толкования соответственной квалифицирующей нормы и соответственно признания контракта поименованным. Если же таковой мысленный опыт приводит к тому, что особый законодательный режим данного поименованного контракта исходя ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава из убеждений логики, политико-правовых суждений и здравого смысла начинает серьезно "конфликтовать" с контрактом, который подпал бы под действие этого режима при расширительной интерпретации соответственной квалифицирующей нормы, это свидетельствует против способности расширительного толкования. В последнем случае не остается ничего другого, не считая как признать контракт не подходящим квалифицирующим признакам данной ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава поименованной договорной модели и рассматривать его в качестве непоименованного (либо, может быть, отнести к некоторой другой поименованной модели).

Имеет смысл проиллюстрировать применение такового метода телеологического толкования на примерах.

Примеры квалификации

Вышеприведенная методология выявления непоименованных договоров применительно к случаю спорной квалификации нормы ГК РФ о действительности контракта валютного займа в связи ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава с заключением сторонами контракта консенсуального займа дает последующие результаты.

Разумеется, что контракт займа, построенный сторонами по консенсуальной модели, по собственной экономической и правовой природе очень близок к предусмотренному законом реальному договору займа. При всем этом норма о том, что контракт займа считается заключенным с момента его ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава предоставления, очевидно не ориентирована на установление существенных критерий либо ограничение свободы определения содержания уже заключенного контракта, но по собственной природе полностью может быть признана устанавливающей неотклонимые требования к порядку заключения такового контракта. Все же простый политико-правовой анализ показывает, что нет значимых оснований для отказа от признания такового контракта действующим ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава с момента заключения контракта, обязывающего займодавца предоставить заем. Некие сомнения, предопределенные патерналистскими соображениями, могут вызвать консенсуальные договоры займа, в каких займодавцем является гражданин. Но применение этого же требования к чисто коммерческим займам навряд ли может быть обусловлено исходя из убеждений политики права. Реальный нрав контракта валютного займа, отраженный в ст ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава. 807 ГК, является просто данью исторической традиции и равномерно отвергается многими развитыми правопорядками как на уровне государственного законодательства, так и на уровне актов интернациональной унификации договорного права .

--------------------------------

Реальные договоры были одним из видов древнеримского "пантеона" признаваемых правом договорных форм. Но после повсеместного утверждения универсальной модели консенсуального контракта действительность контракта исходя ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава из убеждений политики права может быть оправдана только при наличии очень весомых политико-правовых резонов. Ситуация, когда закон навязывает такую аномалию, как вступление контракта в силу с момента передачи вещи, в современных критериях если и может быть объяснена, то в очень редчайших случаях. Подробнее об исторических корнях конструкции ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава реального контракта и постепенном отказе западных правопорядков от властной действительности неких ранее считавшихся не имеющими силы до момента передачи вещи договоров см.: Дождев Д.В. Римское личное право: Учебник для вузов. М., 2005. С. 550; Победоносцев К.П. Курс штатского права. Ч. 3: Договоры и обязательства. С. 108 - 109; Principles of European Contract Law. P. I ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава - II / Ed. by O. Lando and H. Beale. The Hague: Kluwer Law International, 2000. P. 141; The Principles of European Contract Law and Dutch Law. A Commentary / Ed. by D. Busch, E.H. Hondius, H.J. van Kooten, H.N. Schelhaas, W.M. Schrama. Nijmegen, 2002. P. 77, 78.

С учетом изложенного остается избрать ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава меж квалификацией данной нормы осознавать ее или в качестве диспозитивной, или в качестве квалифицирующей. Большая часть норм о займе полностью логичным образом применимо к договору займа, построенному по консенсуальной модели. На это показывает и то, что нормы о займе в силу прямого указания в ГК РФ используются и ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава к безусловно консенсуальным договорам банковского либо товарного кредита. Соответственно, подмена действительности контракта на его консенсуальность не меняет его природу так существенно, что предложенное законодателем особое регулирование теряет свою адекватность. В таких критериях все есть разумные основания признать подобающую норму не квалифицирующей, а просто диспозитивной. В итоге таковой телеологической ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава интерпретации консенсуальный контракт займа как минимум тогда, когда займодавцем не является гражданин, следует считать контрактом займа, а не непоименованным контрактом. В рамках идущей на данный момент реформы ГК РФ конкретно такая мысль и предлагается для прямого закрепления в Кодексе .

--------------------------------

http://www.privlaw.ru

Что касается нормы о том, что ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава платежная функция задатка реализуется в рамках обеспеченного контракта, мы можем довольно просто отторгнуть ее квалификацию в качестве властно устанавливающей формальные требования к заключению контракта либо его значительные условия, также с достаточной уверенностью не признать ее направленной на ограничение свободы уже заключенного контракта. Последнее связано с тем, что нет никаких убедительных политико-правовых ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава оснований ограничивать право сторон отложить платежный эффект задатка до момента заключения основного контракта . Выбор же меж расширительной интерпретацией данной нормы (и соответственно признанием за такового рода соглашением природы конкретно особенной формы задатка) либо признанием ее квалифицирующей (с вытекающим отсюда признанием задатка в подготовительном договоре непоименованным методом обеспечения) наименее ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава принципиален в силу очень небогатого законодательного регулирования института задатка. "Стоимость вопроса" оказывается не настолько высока.

--------------------------------

Практика Президиума ВАС РФ по этому вопросу пока строится на оборотной позиции и признает задаток в подготовительном договоре жалким в силу противоречия закону (Постановление Президиума ВАС РФ от 19 января 2010 г. N 13331/09). Критику этого подхода см ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава.: Карапетов А.Г. Есть ли смысл в запрете обеспечения задатком обязанностей из подготовительного контракта? // Вестник ВАС РФ. 2010. N 8.

Все же, взвешивая все за и против, считаем, что удобнее признать, что стороны могут обмолвить в договоре отложенный эффект платежной функции и при всем этом продолжать именовать соответственное средство ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава обеспечения задатком. Отложенный эффект платежной функции не меняет в конструкции задатка ничего так существенного, чтоб лишить смысла применение к этому соглашению таких норм, как нормы о его письменной форме (п. 2 ст. 380 ГК), о необходимости возвратить задаток при прекращении обеспеченных обязанностей невыполнимостью выполнения либо по соглашению сторон (п. 1 ст. 381 ГК), о зачетном ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава соотношении с убытками (п. 2 ст. 381 ГК). В принципе при признании задатка в подготовительном договоре легитимным, но непоименованным средством обеспечения, все эти нормы по мере надобности можно было бы использовать по аналогии. Но суждения экономии умственных усилий, которые обычно потребуются от сторон для убеждения суда в необходимости внедрения аналогии ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава закона, дают подсказку нам, что вариант с признанием нормы о том, что платежный эффект реализуется в рамках обеспеченного контракта, в качестве квалифицирующей все-же наименее удачен. Такую норму соответственно следует подвергнуть расширительной телеологической интерпретации и признать, что она допускает возможность отложенного эффекта платежной функции задатка. На право сторон обеспечить задатком ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава подготовительный контракт справедливо указывается в практике Верховного Суда РФ и в рамках размещенного в 2011 г. проекта реформы ГК РФ .

--------------------------------

В Определении Верховного Суда РФ от 10 марта 2009 г. N 48-В08-19 указывается: "Основная цель задатка - предупредить неисполнение контракта. При всем этом Штатский кодекс Русской Федерации не исключает способности обеспечения задатком подготовительного ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава контракта... предусматривающего определенные обязанности сторон по заключению в дальнейшем основного контракта, и внедрения при наличии к тому оснований (уклонение стороны от заключения основного контракта) обеспечительной функции задатка, установленной пт 2 статьи 381 ГК Русской Федерации и выражающейся в потере задатка либо его уплате в двойном размере стороной, ответственной за неисполнение ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава контракта".

http://www.privlaw.ru

Возьмем в качестве еще 1-го примера п. 1 ст. 807 ГК РФ, согласно которому контракт займа заключается в отношении родовых вещей либо средств. Значит ли это, что контракт займа, объектом которого являются бездокументарные ценные бумаги (к примеру, акции), не являющиеся в буквальном смысле родовыми вещами, следует признать нелегальным ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава (если считать данную норму властно ограничивающей свободу контракта) либо непоименованным (если данная норма должна рассматриваться как квалифицирующая)? Норма п. 4 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг прямо допускает предоставление брокером своим клиентам ценных бумаг в качестве займа. Но как быть в случае, который не подпадает под действие данной ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава нормы (к примеру, когда таковой контракт заключается не с брокером)?

Некие суды приходят к неверному, на наш взор, выводу о ничтожности такового контракта. Логика тут обычная для русской, в целом не дружеской к свободе контракта судебной практики: в ст. 807 ГК РФ написано о займе средств либо родовых вещей, как следует ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, заем бездокументарных ценных бумаг ничтожен . Для такового блокирования автономии воли сторон, как нам кажется, нет никаких понятных политико-правовых оснований. Соответственно, навряд ли имеет смысл считать норму п. 1 ст. 807 ГК РФ властной. Данная норма об объекте займа со всей очевидностью является квалифицирующей. Потому на 1-ый взор может ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава показаться, что контракт займа акций следует признать непоименованным. Но таковой вывод необоснованно сформировывает регулятивный вакуум и отсекает в отношении данного контракта применение законодательного регулирования займа, большая часть которого полностью уместна и в отношении займа бездокументарных ценных бумаг. Если в силу прямого указания в ГК РФ нормы Кодекса о купле-продаже используются ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава к купле-продаже имущественных прав, почему бы и регулятивному режиму контракта займа не "покрывать" собой заем не вещей, а бездокументарных ценных бумаг? Отсутствие в правилах о займе прямой обмолвки на сей счет навряд ли нас должно останавливать. Потому было бы уместно квалифицирующую норму п. 1 ст. 807 ГК РФ об объекте ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава займа, очевидным образом устанавливающую квалифицирующий признак данной договорной модели, интерпретировать расширительно, с тем чтоб данный режим "обнял" собой и контракт займа бездокументарных ценных бумаг. Проект новейшей редакции ГК РФ предугадывает конкретно такую новеллу.

--------------------------------

См., к примеру: Постановление ФАС Столичного окрестность от 7 мая 2003 г. по делу N КГ ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава-А40/2292-03; Постановление ФАС Дальневосточного окрестность от 3 марта 2005 г. N Ф03-А51/05-1/872.

Время от времени подготовительные договоры предугадывают, что только одна из сторон имеет право в рамках установленного срока инициировать процесс заключения основного контракта. Данная договорная конструкция несколько противоречит ст. 429 ГК РФ, которая гласит о сторонах, имеющих право инициировать заключение основного ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава контракта. На основании этого в литературе выдвигалось мировоззрение, что таковой контракт de lege lata неосуществим . На самом деле данная позиция опирается на то, что упоминание в обозначенной статье слова "сторона" во множественном числе носит властный нрав.

--------------------------------

Белов В.А. Штатское право: Общая часть. М., 2011. Т. II: Лица, блага ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, факты. С. 699.

Мы никак не можем признать эту позицию оправданной. В однобоком подготовительном договоре нет ничего, что могло бы оправдать ограничение конституционного принципа договорной свободы исходя из убеждений политики права. Русское право не перекрывает возможность заключения договоров, опосредующих предоставление однобоких обязанностей. Если оно допускает заключение договоров поручительства, предоставление залога третьим ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава лицом, договоры ссуды, безвозмездный заем либо дарение, оформляющие однобокое вещественное обогащение только 1-го из контрагентов, то было бы просто удивительно представить, что оно при всем этом может для чего-то ограничивать свободу одной стороны дать однобокое организационное обязательство акцептовать оферту другой стороны, если последняя решит заключить основной контракт.

Соответственно, вооружившись данными политико-правовыми ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава аргументами, рассматриваемую норму или стоит интерпретировать в качестве квалифицирующей и признать заключенный контракт непоименованным, или подвергнуть расширительной телеологической интерпретации и признать спорный контракт вариацией конструкции подготовительного контракта. Оба варианта применимы, потому что не манят ограничение свободы контракта. Разница же меж ними малозначительна в силу очень небогатого законодательного регулирования подготовительного ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава контракта. Несколько содержательных норм ст. 429 ГК РФ с телеологической точки зрения полностью применимы к однобокой его варианты, что свидетельствует быстрее в пользу расширительного толкования. Но в принципе подходящий итог может быть без огромного труда обеспечен и методом аналогии закона.

Можно вспомнить также и другой пример из недавнешней ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава судебной практики. Контракт меж собственником строения и другим лицом, на основании которого последнее употребляет отдельный конструктивный элемент этого строения для размещения маркетинговых конструкций, был признан ВАС РФ непоименованным контрактом . ВАС РФ отметил: "Спорный объект представлял собой не вещь, а необособленную часть конструктивного элемента строения. Признать часть крыши самостоятельным объектом аренды ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава не представляется вероятным ни с теоретических позиций, ни с позиций правового регулирования (ст. 607 ГК РФ). Как следует, заключить контракт аренды в отношении объекта, который не может быть объектом аренды, нереально". На наш взор, такое решение, руководствуясь выведенным выше методом анализа, следует считать безосновательным. Контракт на предоставление конструктивных частей строения для ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава размещения на их тех либо других маркетинговых либо других конструкций, думается, можно было бы полностью обоснованно отнести конкретно к разновидности контракта аренды, интерпретировав норму о предмете аренды несколько расширительно. Необособленная часть конструктивного элемента строения (к примеру, крыши) навряд ли вправду является самостоятельной вещью в контексте норм об ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава объекте аренды. Но если ранее судебная практика расширительно толковала понятие "строения и сооружения" (ст. 650 ГК), включив в него и помещение как часть строения либо сооружения, то навряд ли имеются весомые основания не идти по этому пути и далее и не признать режим аренды строения либо сооружения распространяющимся и на ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава договоры, по которым арендуются определенные конструктивные элементы построек. Для этого довольно применить расширительное истолкование дефиниции контракта аренды. Подавляющее большая часть норм о договоре аренды полностью применимо в качестве регулирования данного контракта, в силу чего его выведение за рамки детализированных норм об аренде навряд ли уместно с логической и прагматической ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава точек зрения и образует неоправданный правовой вакуум.

--------------------------------

Пункт 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой".

Этот вывод подтверждается и в самой практике ВАС РФ. Так, несколько позже ВАС РФ решил, что к таким непоименованным договорам нормы об аренде используются по ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава аналогии (в том числе и нормы об обязательности гос регистрации длительной аренды недвижимости). Трибунал тем не отказался от изготовленного выбора в пользу непоименованного статуса такового контракта, но, дезавуировав все практические последствия такового выбора и подведя этот контракт под режим аренды средством ссылки на аналогию закона, на самом деле ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, признался в том, что суровых оснований для отказа в признании такового контракта контрактом аренды просто нет. Такая "оптовая" и тем, на самом деле, аномальная аналогия закона, приводящая к применению к непоименованному договору не отдельной нормы из законодательного режима некоторого поименованного контракта, а всего этого специального режима полностью, есть явное свидетельство того ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, что по сути спорный контракт непоименованным не является и квалификационные рамки соответственной поименованной договорной модели должны быть расширены, чтоб окутать и таковой контракт.

--------------------------------

Пункт 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 64 "О неких вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество строения".

В обороте время от ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава времени встречаются условия либо отдельные соглашения о товарной неустойке. Такое соглашение вступает в противоречие с нормой п. 1 ст. 330 ГК о том, что предмет неустойки - средства. Данная норма является, разумеется, квалифицирующей. Соответственно, нам нужно избрать меж тем, чтоб признавать товарную неустойку непоименованным средством обеспечения, с одной стороны, и тем, чтоб ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава, расширительно истолковав норму п. 1 ст. 330 ГК о предмете неустойки, признать товарную неустойку все-же разновидностью неустойки, - с другой. Оба варианта полностью применимы. Но все таки в силу принципной применимости mutatis mutandis всех норм о неустойке к неустойке товарной, видимо, логичнее дать норме о валютном нраве неустойки расширительное истолкование ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава и признать товарную неустойку, как это делается в большинстве забугорных государств, разновидностью неустойки . Это сняло бы необходимость обоснования внедрения ст. 333 ГК РФ и ряда других норм о неустойке (к примеру, о праве суда понизить непропорциональную неустойку) по аналогии закона .

--------------------------------

Подробнее см.: Карапетов А.Г. Неустойка как средство ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава защиты прав кредитора в русском и забугорном праве. М., 2005.

Не так давно Пленум ВАС РФ закрепил иную позицию, признав товарную неустойку непоименованным средством обеспечения (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. N 81 "О неких вопросах внедрения статьи 333 Штатского кодекса Русской Федерации"). При всем этом ВАС РФ признал применимым к таковой ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава товарной неустойке норму ГК РФ о праве суда понизить неустойку (ст. 333).

В вышеприведенных примерах мы выступали за более гибкий "конструктив" поименованных договорных моделей, толкуя спорные нормы в качестве диспозитивных или давая им расширительную интерпретацию. Необоснованно узенькие рамки поименованных договорных моделей будут "выталкивать" любые усовершенствования сторонами таких типовых моделей ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава в разряд непоименованных договоров с отсечением способности внедрения соответственных особых норм, большая часть из которых может быть полностью адекватным в качестве регулятивного режима заключенного контракта. Но рамки поименованных договорных моделей не могут расширяться до бесконечности. В тех случаях, когда заключенный контракт начинает очевидно и значительно противоречить квалифицирующим признакам соответственного ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава поименованного контракта и значимая часть применимых особых норм перестает быть адекватной той модифицированной договорной конструкции, которую согласовали стороны, праву стоит выносить заключенный контракт в ранг непоименованных договоров.

В качестве примера можно привести довольно всераспространенные договоры, по которым отель договаривается с личным бизнесменом о том, что тот имеет право оказывать ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава на местности отеля его постояльцам те либо другие услуги либо реализовывать им те либо другие продукты (к примеру, сувенирные) без фиксации определенного места оказания этих услуг либо реализации продуктов, таковой контракт предугадывает оплату за получение такового права. К тому же типу могут быть отнесены договоры аэропорта с банком, по которым сотрудники ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава банка получают за плату право передвигаться по местности аэропорта и предлагать пассажирам те либо другие банковские продукты (к примеру, оформить банковскую карту).

Такие договоры очевидно не соответствуют квалифицирующим признакам ни контракта аренды, ни контракта возмездного оказания услуг даже при более "творческом" подходе к их определению. К тому же ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава большая часть особых норм, включенных в законодательное регулирование этих договоров, просто неадекватна существу заключенного контракта. К примеру, навряд ли можно признать, что предоставление контрагенту права оказывать услуги либо реализовывать продукты третьим лицам на собственной местности является некоторой услугой. Ведь в приведенных примерах совершение тех либо других действий отелем либо ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава аэропортом не заходит в основной предмет контракта: сущность их обязанностей быстрее выражается в непрепятствовании банку либо бизнесмену в осуществлении им собственной коммерческой деятельности на соответственной местности. В отличие же от аренды недвижимости в наших примерах не происходит фиксация определенной пространственной площади, сданной в аренду. Соответственно, навряд ли есть основания ДОГОВОРОВ И ПРИМЕНЕНИЕ К НИМ ИМПЕРАТИВНЫХ НОРМ 4 глава для расширительного толкования квалифицирующих признаков договоров оказания услуг и аренды, с тем чтоб в рамки этих поименованных моделей были включены данные заключенные сторонами договоры. Потому в перечисленных примерах, видимо, речь должна идти конкретно о непоименованных договорах.


dokla-d-o-rezultatah-monitoringa-pravoprimeneniya-v-rossijskoj-federacii-za-2011-god-stranica-3.html
dokla-d.html
doklad-14-fevralya-na-nts.html